Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Название: Оммё-до в мире-перевертыше
Автор: fandom NnM 2012 (Лэй Чин)
Форма: фандомная аналитика (1000 слов)

Оммё-до, или искусство инь и ян — древняя магическая школа Японии.

Как и многие другие культурные институты, оммё-до пришло туда из Китая, где называлось учением Дао — учением великого Пути. Основные его положения просты: мир есть сочетание двух взаимодополняющих противоположных начал, инь (тьма, женское, левое, нижнее, слабое) и ян (свет, мужское, правое, верхнее, сильное).
Инь не хуже янь, янь не лучше инь; более того, в каждом из начал содержится частица другого. Символический знак инь-ян, несомненно, видели практически все из читающих эту статью; так вот, он должен отобразить именно эту единость и взаимозависимость инь и ян.
На базе этой философии была создана магическая школа даосизма, основной своей целью видевшая достижения бессмертия через познание сути инь и ян, сути вещей. Маги-даосы были, как правило, алхимиками и врачами. Позднее на фоне широко распространенного в Китае культа предков к их занятиям добавилось заклинание духов и изгнание нечисти. Даосы странствовали по Китаю и помогали страждущим - если, разумеется, у тех было, чем им заплатить. Хотя встречались, конечно, и бессребреники.
Такова была почва, на которой в Японии расцвело искусство оммё-до.

Однако оммёдзи вовсе не был точной копией даоса; в первую очередь потому, что даос был лицом частным, а оммёдзи, если не желал проблем с властями, должен был состоять на государственной службе. Естественно, чиновнику остается мало времени на странствие по дорогам в поисках страждущих; чиновник должен оставаться на своем посту и приносить пользу государству и лично императору. А чего, как правило, ждет от колдуна любой правитель? Правильно: золота, здоровья и знания о будущем.
Так в число обязательных дисциплин оммё-до, помимо алхимии и врачевания, вошло гадание по звездам, астрология.
Затем, значительное влияние на оммё-до оказал буддизм: многие санскритские заклинания прочно вошли в повседневную практику оммёдзи.
Вдобавок, в Японии были очень сильны национальные традиции шаманизма, была даже богиня, покровительствующая им — Амэ-но Удзумэ, Великая Притворщица. Из мифа о ней ясно, какое высокое положение занимали шаманы в архаической Японии: никто иной, как эта богиня возвращает миру Солнце, тепло, лето и плодородие. Шаманизм считался женским делом, и до сих пор нередко встречается ситуация, когда муж — синтоистский жрец, его дочь — мико (священная дева-танцовщица), а жена — шаманка.
Поэтому, хотя и эта отрасль магии отошла в немалой своей части в руки придворных колдунов, за ними закрепилась репутация существ несколько андрогинных, а как следствие — несколько не от мира сего.
Так появились легенды о детях лисиц и енотов, небесных дев и иных сверхъестественных существ — не мужчинах и не женщинах, не людях и не ёкаях одновременно, великих колдунах.
Центральное место в этих легендах занимал, конечно, Абэ-но Сэймей.

Самое удивительное — такой человек и в самом деле существовал. Жил он в Киото (тогда именовавшемся "Столица Мира и Покоя" — Хэйан-кё) в конце Х века, происходил из знатного дворянского рода Абэ и был, по-видимому, преимущественно гадателем и астрологом. По крайней мере, единственное дошедшее до нас его сочинение называется "Краткий справочник по гаданию" и содержит рифмованные толкования различных знамений и инструкции по составлению астрологических таблиц. Особенно искусен он был, как утверждают, в угадывании пола ребенка до его рождения.
Известна даже точная дата рождения великого оммёдзи: 21 февраля 921 года, и дата его смерти — 31 октября 1005 года.
Однако, по неизвестным науке причинам, именно этого достаточно скучного господина народная молва произвела в величайшие маги всех времен и народов, своего рода в японские Мерлины, окружив множеством преданий, легенд и поверий.
В частности, считалось, что Сэймей был сыном лисицы-оборотня, изнасилованной дворянином (по другой версии — обманом соблазнившей дворянина), убил своего отца, подчинил себе духов 12 зодиакальных созвездий, умер девственником, мог убивать взглядом, на равных говорил с богами и буддами, на самом деле был бессмертен и обладал множеством иных удивительных способностей.

Разумеется, его личность стала предметом споров и разногласий: был ли Абэ-но Сэймей добрым волшебником — или злым колдуном? Подобные споры велись, к слову, и о Мерлине, и ответ народного мнения был один: да, он был добрым, хорошим и почти святым человеком, но погиб от рук врагов.
Таким врагом народная легенда сделала Асия-но Домана — оммёдзи, не прославившегося ничем, кроме того, что один раз он Сэймею позорно проиграл, а в другой раз подло его убил или заточил навеки.
Но, разумеется, писать по мотивам народных преданий — скучно и банально, а потому желающие очернить светлый образ величайшего из оммёдзи (то есть, разумеется, поведать о нем Правду™) с годами не переводятся.
И вот тут-то мы и подходим к нашей манге.

Надо сразу понять, что манга "Внук Нурарихёна" с точки зрения традиции — мир-перевертыш, мир глазами ёкаев, нечисти, преследующей людей. И всё здешнее мироздание строится с учетом этого перевертыша.
Если ёкаи — хорошие, то их враги, оммёдзи, — должны быть плохи. А величайший из оммёдзи, фактически, воплощение самой идеи оммё-до — разумеется, Абэ-но Сэймей.
Следовательно, Абэ-но Сэймей должен по логике вещей стать главным злодеем.
Таковым он и становится.
Наизнанку выворачивается все, каждый факт его биографии: он очищал мир от нечисти? Он убивал невинных. Он своими чарами сделал Хэйан-кё идеальным местом с точки зрения баланса инь и ян? Он создал адскую антиутопию, где люди и ёкаи были принуждены сосуществовать по его правилам. Он смог заставить нечисть и людей жить в мире, не вредя друг другу? Смотри выше. Он был властен над жизнью и смертью? Он был чудовищем-некромантом. Он, наконец, добился бессмертия? Основная сюжетная интрига покажет вам, какой ценой.

Однако очень сложно (хотя и можно) сделать популярную вещь с главным героем — воплощением зла, вредящего людям, да еще и надеяться на читательские симпатии к такому герою. Поэтому появляются, помимо "хороших" и "плохие" ёкаи, враги героя, а следовательно — и "хорошие" оммёдзи, его союзники.
Но кем могут быть эти "хорошие" оммёдзи? Уж никак не учениками, друзьями или потомками Сэймея!
Снова включается логика перевернутого мира: если Сэймей — зло, то его враг и подлый убийца, Доман — добро. И кровь Домана доселе жива, и доселе борется со своим вечным врагом, жаждущим вернуться в подлунный мир.
То, что при этом кровь Домана пользуется "звездой Сэймея" (пентаграммой, символизирующей пять первостихий) для своих заклинаний — никого не смущает.
Наверняка эту звезду "на самом деле" придумал Доман.

Таким предстает пред нами это перевернутое оммё-до из перевернутого мира.
Неудивительно, что и классические образы заклинаний и шикигами (духов-служителей) здесь тоже сильно искажены. Нет ни одного разумного духа божественного ранга, служащего своему хозяину не только оружием, но и советом.
Вместо этого "идеальным шикигами" объявляется безмозглая, но очень сильная физически глыба, полностью подконтрольная своему хозяину, да вдобавок и созданная из души одного из недостаточно сильных собратьев.
Нет практически заклинаний — вместо этого используется атака с помощью шикигами, в некотором роде эти заклинания заменяющие.
Нет искусства ковки мечей, рассекающих даже тень — есть искусство загонять души нечисти в оружие, жуткое и противоестественное искусство...
Таким образом, искусство Киэцу (Ликования, божественной силы) превращается в подвид искусства Осорэ (Страха).
Недаром "правильные" оммёдзи - клан Кэйкаин - неспособны совершить очищение или должным образом победить ёкая.

Мир-перевертыш диктует свои законы и правила во всем, и в оммё-до тоже.
Однако с точки зрения учения инь и ян и такой мир тоже имеет право на существование: какая разница, кто сверху, инь или ян, если они находятся в равновесии?
Впрочем, насчет равновесия есть большие сомнения.

@темы: матчасть